Jan. 2nd, 2014

ramsat: (solar)
Факельное шествие ВО "Свобода" в Киеве 1.01.2014 г.


Лучшего подарка для Януковича и компании и не придумаешь. "Или голосуйте за нас - или придут вот эти, с факелами..."
"Свобода" пахнет сапогами и сектой, а не свободой. А работают они провокаторами.



Внутри твоей реальности гуляют сквозняки
Внутри твоей тревоги притаился партизан
Внутри твоей стерильности воняет колбасой
Я простудился, умер, превратился в пластилин
я иллюзорен со всех сторон

Среди твоей нормальности живёт такой, как я
Среди твовó спокойствия летает экстремист
Среди твоей гармонии играют на гармонии
Я простудился, умер, мне спокойно и смешно
я иллюзорен со всех сторон

Вокруг твоих восторгов маршируют сапоги
Среди твоей свободы убивают и кричат
Внутри сего строения ведётся наблюдение
А я ушёл сдавать мочу — я просто иллюзорен —
я иллюзорен со всех сторон
("Я иллюзорен" Егор Летов, 1986)

Лица

Jan. 2nd, 2014 08:45 pm
ramsat: (solar)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mi3ch в массовка
Из интервью с Алексеем Германом

ge

В «Проверке на дорогах» под заминированным мостом проплывает баржа с советскими военнопленными. Их изображали зэки (основная статья — изнасилование). «Какие лица! — повторял Константин Симонов. — Какие лица!» Особенно ему нравился комбриг в центре. В жизни комбриг был барменом-валютчиком из гостиницы «Европейская». Симонов умер и не узнал, что это уголовники.
Но где еще я мог взять шестьсот мужчин в возрасте от 18 до 50, которые согласятся побриться наголо?

А вот сцена митинга на экскаваторном заводе в «Двадцати днях без войны» удалась, хотя там массовка — 5000 человек. Их согнали по звонку Рашидова на воскресенье, цех оцепили милицией, чтобы не сбежали, и они там писались. Мне было нужно, чтобы толпа стояла, не шелохнувшись. Добиться этого не получалось — кто-нибудь да мяукнет. Тогда мы повсюду развесили динамики, по моему сигналу из них без предупреждения рявкнуло: «Вставай, страна огромная…» — и все замерли.

Бараки в «Мой друг Иван Лапшин» настоящие. Все, кто в Лапшине играл, жили в этих бараках. В картине есть эпизод: на крыльце воровской хазы парень мнет бабе голую грудь. Мял он ее восемь часов. После съемки женщина ко мне подошла: «Товарищ режиссер, помогите. Что ж он, лапал меня лапал, а закончить отказывается». Подзываю парня. «Да ну ее, она старая». Баба стоит в стороне, не отходит, ждет. Капитан переговорил с солдатами из оцепления. Безрезультатно. Из группы тоже никто не соглашается. Вернулся, развел руками: сам бы это сделал, но при мне жена. «Ладно, понимаю. Дайте на бутылку портвейна». Дал.

Одному артисту перед командой «Мотор!» я давал оглушительную пощечину. У артиста были пустые глаза. А после пощечины пустыми глаза хотя бы первые несколько секунд точно не будут.

Толстый узбек играл начальников: начальника партизанского отряда, начальника оборонного завода. Ну, молодец. Иди к микрофону, произноси свою речь. А мне требовалось, чтобы в конце голос дрогнул. И в нужный момент я схватил его за ширинку. Голос сразу стал осипшим.

На роль серых офицеров в «Трудно быть богом» мне привели двух литовцев. Лица поразительные. Но ничего по-русски не понимают. Ни-че-го. Я им говорю: «Триста долларов в день. Может, вспомните русский язык? Но увижу, что в голове переводите, — катитесь». Через пять минут вернулись два Ломоносовых.

Profile

ramsat: (Default)
ramsat

March 2014

S M T W T F S
      1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios